Интервью с Александром Чупруном. Часть 2

0
151

Начало интервью в
Части 1

— Но вернемся к теме, которую Вы затронули. Каким же образом можно использовать Ваш подход и при раке? Как позаботиться об иммунитете против этого страшного недуга?

— Это будет понятнее, если вспомнить про выдвинутую немецким ученым Кристианом Якобсеном теорию, согласно которой сокращение инфекционных заболеваний в наше время способствует повышению заболеваемости раком. Когда макрофаги, эти киллеры, т.е. клетки-убийцы в нашей крови, «чуют» вирусную и бактериальную инфекцию, они активизируются и, уничтожая инфицированные клетки, одновременно уничтожают и раковые. Когда же стимулирующая роль бактерий отсутствует, макрофаги «дремлют»

в бездеятельности, а раковые клетки беспрепятственно размножаются. Так еще раз подтверждается то, что вирусные и микробныезаболевания представляют собой типичные лечащие кризисы.

Кстати сказать, лет 30–40 назад в разных странах были проведены исследования глюкана – полиглюкозы, обнаруженной в стенках клеток дрожжей, некоторых бактерий. Глюкан заинтересовал ученых тем, что мощно стимулировал активность упомянутых выше макрофагов. Доктор Ди Лузио из медицинской школы при Туланскомуниверситете (США) опубликовал сообщение о том, что глюкан угнетает образование и развитие раковых опухолей и развитие метастазов, вызывая иногда даже полное отторжение имплантированной животному опухоли.

Друзья прислали мне в середине 1977 года ксерокопию заметки о глюкане, которая тогда еще готовилась для публикации в ТАСС. Заканчивалась она, вполне в духе академической медицины, «ценной» мыслью о том, что лечение рака глюканом послужит также повышению устойчивости к бактериальным инфекциям…Хотя несколькими строчками выше по сути утверждалось, что именно эти бактериальные инфекции предупреждают возникновение и развитие рака!

Вот почему я говорю: благословенна простуда!Но тем, кто слишком часто простуживается, стоит знать, что при гигиеническом поведении (прежде всего, в питании) она проявлялась бы реже и не столь болезненно, т.е. в легкой форме. Этого для профилактики рака вполне достаточно.

— Как Вы пришли к открытию «запрограммированного выключения иммунитета»?

— Вообще-то, оно могло быть сделано и раньше, и вовсе не мною. Вполне возможно, что его точно так же смог бы сформулировать проф. А.В.Русаков, от которого я принял эстафету научной мысли. Мои размышления начались именно с поразительного наблюдения Русакова, о котором три десятка лет назад рассказал его ученик, проф. Б.С.Свадковский в журнале «Студенческий меридиан». На примере холерного вибриона Русаков показал, как странно реагирует организм на инфекцию, да и до того было замечено, что на острозаразные заболевания хотя и вырабатываются антитела, но ничтожное количество, не способное бороться с болезнью. А наряду с этим в организме образуется как бы питательная среда для возбуждения болезни, создаются для микроба специальные условия, без которых он погиб бы сам собой.

Такая реакция нашего организма, считал Русаков, подобна сожительству
(симбиозу), наблюдаемому между микробами и нашим организмом. Русаков мог бы при благоприятных обстоятельствах продолжить свое исследование замеченного «странного» феномена и довести дело до четкой формулировки открытия. Если бы только его жизнь не закончилась преждевременно, как и профессора В.Г.Бочоришвили, о котором Вы тепло вспомнили… Как я ни старался, за долгие годы так и не смог найти никакой информации о А.В.Русакове. Было похоже, что кто-то постарался стереть всякую память об этом человеке.Почему это произошло? Наконец, ответ я нашел – в книге А.Авторханова «Загадка смерти Сталина». Автор напоминал, что было две комиссии врачей – одна, «лечившая» Сталина, и другая — засвидетельствовавшая, что Сталина лечили «правильно». И что большинство врачей из этих двух комиссий исчезли сразу после смерти Сталина, а один из них, участвовавший во вскрытии тела Сталина профессор Русаков, «внезапно» умер. Впрочем, сделай Русаков это открытие, и оно было бы, скорее всего, надежно похоронено и забыто.

Следующим этапом были труды великого врача А.С.Залманова, тогда не издававшиеся и мало кому доступные, в том числе и его письма, ксерокопию которых мне посчастливилось иметь. И я обратил внимание на его мысль о необходимости и неизбежности сожительства с микроорганизмами. Залманов писал о целесообразностихорошего отдыха и «токсинах утомления», которые он называл «преобладающим фактором потери иммунитета». Он все-таки не дошел до мысли о том, что мы наблюдаем не потерю иммунитета, а его «намеренное» выключение самим организмом, который решил воспользоваться услугами микромира, точно так же, как крокодил, не знающий, где продаются зубочистки, просто ложится на берегу и открывает пасть, а храбрые птички выклевывают у него между зубов остатки утки, которой он изволил позавтракать. Хотя Залманов и понимал, что микробы активизируют бдительность иммунных сил: «Без агрессивных зародышей эта бдительность может бытьусыплена»…

Конечно, большинству пациентов и врачей очень трудно представить, что инфекционные заболевания являются по сути своей самолечением. И я надеюсь, мне удастся хорошо осветить этот вопрос в своей книге с довольно-таки вызывающим названием «Новая иммунология», которая пишется и вскоре будет завершена.

Окончательно оформилась у меня идея «запрограммированного выключения иммунитета» двадцать лет назад, в 1985 году, при чтении интервью профессора Ф.Н.Ромашова, где он повторял мысль Залманова о том, что микробы нам не враги: они помогают разлагать и выводить из организма шлаки- причину практически всех человеческих недугов.Именно тогда я записал формулировку открытия, в том числе и то, что иммунные реакции НЕ запаздывают, просто организм медлит с иммунным ответом, потому что микробы ему в сей момент позарез нужны: ведь это «бригада уборщиков», они «убирают шлаки»…

— Что же получается, болеть полезно? Ведь болезни приносят людям физические и моральные страдания!

— Для тех организмов, которые не справляются с самоочищением, – вирусные и микробные заболевания не только полезны, а просто спасительны; это лечащие, целительные кризы. Их подавление антибиотиками и вакцинированием ведет к еще более серьезным проблемам, так как в этом случае шлаки остаются в организме… То, что я уже говорил о «благословенной простуде», целиком и полностьюкасается и других инфекционных заболеваний. Если бы люди с детства не приобретали привычки к избыточному и неправильному питанию, их бы почти не посещали инфекционные заболевания. Почти – потому что есть на то и некоторые другие причины, особенно переутомление. И если бы заболевших не кормили, то недомогания, связанные с заболеванием, были бы очень легкими, да и выздоровление приходило бы намного быстрее.

Сейчас и академическая медицина рекомендует (что широко известно) при гриппе побольше отдыхать, валяясь в постели, и отказываться от еды,ограничиваясь соками, чаем с лимоном. И недомогание становится легче, и исключаются осложнения… Это – яркий пример гигиенического поведения, еще более важного при заболеваниях, чем в здоровом состоянии. Такое поведение дает возможность организму, освобожденному от трудов по усвоению пищи,направить все силы на самоизлечение. Что такое «все силы»? В основном это протеолитические, т.е. расщепляющие белок энзимы (или ферменты), которые вместо переваривания еды в пищевом тракте отправляются в жидкости нашего тела – в кровь и лимфу, расщепляя там шлаки белковой природы до отдельных «кирпичиков» — аминокислот. И в таком виде они могут быть легко удалены. Прибавляют в кровь много энзимов сырые овощи и фрукты, их свежие соки, а еще больше — полное голодание, на одной воде.

— А как быть с вкусной пищей, ее разнообразием, привлекательностью, ритуалом питания, которые доставляют удовольствие и украшают нашу жизнь?

— Вкусы меняются не так быстро даже у одного человека, а уж общественные ритуалы – тем более. Животным можно предложить любой научно обоснованный рацион, и им почти всегда приходится смириться и есть то, что подано. Но люди-то даже путешествуют по всему миру, чтобы насладиться прелестями национальной кухни разных народов!
Для здоровой жизни без болезней нужны новые, здоровые привычки и вкусы. Здоровая пища способна доставлять такое же, если не большее удовольствие, чем вкусная, но болезнетворная. Большинству людей трудно отстать от привычек, но если уже болезни, что называется, «достали», то человек разумный (если он и в самом деле гомо сапиенс!) понимает: лучше пожертвовать едой, которая более вкусна, чем полезна.

Что я думаю про эпизодические отклонения от «чистого» питания, не создающего запаса шлаков и следовательно — склонности к заболеваниям?Натуропат Ламан, к примеру, в своем санатории устраивал один раз в неделю «пиры» для лечащихся у него пациентов. Лишь затем, чтобы они, «оторвавшись» в выходной день, могли продолжать «сидеть» на здоровой диете и снова целых шесть дней соблюдать целебный для них режим питания, предвкушая очередной «пир», а тем временем приобретая таки здоровые вкусы… Я бы поспорил с Ламаном: стоит ли делать такую уступку всем?

Ведь один такой «пир» способен настолько изменить уже установившуюся здоровую кишечную микрофлору, что она приходит в норму где-то через две недели!

— Вы упоминали о Галине Шаталовой. А как Вы относитесь к ее методу?

— Мы стоим на разных позициях, но в чем-то очень близких. Я избежал соблазна и не пытался создавать свою систему, по мне – так хватит и тех, что уже есть. Шаталова свою систему создала. Наверное, это хорошо. Людям это нужно, по крайней мере, – тем, кто за ней идет, «шаталовцам». Но Галина Сергеевнасчитает, что сыроедение – это слишком «круто». Для меня же сыроедение, т.е. питание овощами, фруктами, зеленью, орехами и масличными семенами – это не только синоним нормального, естественного питания человека. Сыроедение — часть натуропатии, и очень важно, что оно приводит к исцеляющим кризисам, а вот они-то и «лечат»… Важно не упустить такую возможность и использовать криз для полного самоизлечения.

Если же от естественного питания уклоняться (как это делают миллиарды людей), то не удивительно, что будут обязательно возникать те или иные приспособительные реакции организма, называемые в просторечии болезнями.Счастливой случайностью можно назвать не часто встречающиеся друг с другом мудрость натуропата и ум пациента, способного понять суть дела и пойти по гигиеническому пути самоизлечения вместо попыток поправить дело лекарствами, которые направлены на снижение остроты болей или снятие других симптомов, но не решают вопрос коренным образом.

Мы как-то беседовали с Шаталовой, обсуждая проект ее книги, и она для согласования наших позиций, стала говорить о том, что вот я активно пропагандирую отказ от зерновых, а она таки рекомендует своим пациентам различные полусырые каши и здоровый хлеб из цельных зерен. Я ответил, что она — практикующий врач, и если будет слишком требовательной по части питания, то отпугнет пациентов, которым сможет помочь при более либеральном подходе. Не удержался и от шутки: как известно, натуропат, который меньше требует от больного, будет более популярен, а значит — и доход его будет выше… Впрочем, пациент всегда может пойти дальше, совершенствуя свое питание.

Меня недавно спросили, а почему Шаталова не пропагандирует сыроедение?Я и здесь отшутился: чем старше мы становимся, тем более важно для нашего здоровья обилие сырых фруктов и овощей, богатых ферментами (энзимами),ия надеюсь, что Галина Сергеевна когда-нибудь все же совершит свое «восхождение к чупрунизму».

— Может ли стать сыроедом человек, занимающийся тяжелой физической работой?

— Что может быть тяжелее, чем физическая работа спортсмена, поднимающего на тренировках тонны железа? Феноменальный штангист и борец Георг Гаккеншмидт по прозвищу «русский лев» был убежденным сторонником сыроедения. Он уехал в 1918 году в Европу и остался там, но забыт в России не был. Известный журналист Мэлор Стуруа беседовал с ним спустя ровно полвека, интервью было опубликовано в газете «Неделя» в 1968 году. Вот что сказал ему Гаккеншмидт: «Мой обычный рацион — свежие фрукты, овощи и орехи. Это намного полезнее мяса, которое, по моему мнению, далеко не является основным концентратом физической силы».

Сыроедение стало спасительным выходом и для другого выдающегося спортсмена – Юрия Власова, когда после вынужденного перерыва в тренировках (из-за травмы) у него стал катастрофически нарастать вес. Он восстановил свою форму, сочетая сыроедение с тренировками. «Диет существует неисчислимое множество, среди них – сыроедение», – писал он в своей книге «Верить». И далее: «Избыточный вес можно спалить или суровой диетой, подчас на грани голода, или физической работой (после нее очень хочется есть, надо уметь выстоять), или сочетанием того и другого. Третьего не дано».

Сочетание сыроедения и физических нагрузок – идеальный путь в страну здоровья. Такой образ жизни ведет ереванский натурист Ваге Даниэлян, которому уже за 80 лет. Хороший пример — Дуглас Грэхэм (Douglas Graham). Его стаж стопроцентного сыроедения – 20 лет. Грэхэм – тренер и инструктор мирового класса, он готовит спортсменов к олимпийским играм. Тренировал, в частности,знаменитую теннисистку Мартину Навратилову, баскетболиста NBA Ронни Грандисона, олимпийского спринтера Дуга Дикинсона, олимпийскую дайвинговую команду США, норвежскую национальную сборную велосипедистов…

И, между прочим, я не знаю лучшего рецепта для желающих похудеть.

— Почему «чистая» натуропатия оказалась настолько невостребованной в наши дни, что Вам пришлось ее «реанимировать»?

— Да просто мы стали жить хорошо, нам многое доступно, всякие удовольствия, прежде всего — изобилие вкусной еды… Слишком многие люди охотно предаются этому «пищевому разврату».Натуропатия и естественная гигиена возражают против бытующих в обществе вредных привычек, гигиенисты требуют некоторого самоограничения…А медицина легко поладила с пациентами: мы,пациенты, будем жить со своими привычками неумеренного питания, систематического переутомления, употребления различных стимуляторов, табака, алкоголя, а если заболеем – вы будете нас лечить, для того покупается медицинская страховка.

И все же натуропатия все более входит в жизнь цивилизованных стран. Кто не пробовал никогда жить по законам натуральной гигиены, представляет себе, что это трудно и мучительно. Но все обстоит наоборот. Последователи системы натуральной гигиены – натуристы (или сыроеды) не только здоровее, но и оптимистичнее. Австралийский натуропат Кеннет Джеффри писал: «Нужно культивировать искусство положительного мышления. Когда вы рассматриваете здоровье с естественной точки зрения, то развиваете положительный, конструктивный и оптимистический взгляд на жизнь. У вас пропадает тот страх перед надвигающимися болезнями, который сегодня стал неизбежным спутником действительных болезней и несчастий».

Истинная, «чистая» натуропатия (она же натуральная гигиена) не устаревает и не устареет никогда, ибо это и есть медицина будущего. Конечно, на самом деле натуропатия выглядит несколько сложнее, ее лишь в общих чертах можно уместить даже в пространноеинтервью. Для того, кто хочет ее изучить, существует обширная литература, но главный критерий для оценки книги– позвольте подчеркнуть еще раз! – руководствуется ли автор теорией кризов. Русскоязычному читателю посчастливилось:главнейшие работы Герберта Шелтона перевел на русский язык знаток и пропагандист натуропатии москвич Лев Арсеньевич Владимирский, которому Россиядолжна была бы поставить памятник при жизни за этот подвижнический труд. Многие старые, но не устаревшие труды натуропатов, написанные на разных языках, все еще ждут своих переводчиков, издателей, читателей и последователей…

Геннадий Дерткин “The Yonge Street Review” www.newcanada.com

P.S. Подробнее об Александре Чупруне в разделе
Мастера