Интервью с Андреем Сидерским. Часть 3 (Окончание)

0
280

Начало интервью в
Части 1 и
Части 2

С чего началась история с маятником? (Андрей использует сидерический маятник, как средство индивидуализации практики)

Лет десять назад мама принесла маятник и сказала: «Смотри, какая штучка, вот как она работает…». На что я ответил: «Ма-ма, давай не будем. Это же мутная магия. Я не хочу сказать, что это шарлатанство, в каком-то смысле оно работает, но я не по этим делам». И он лежал в полиэтиленовом кармашке у нас в коридоре рядом с остальным хламом.

А потом я начал думать о том, что сейчас у нас очень массовой стала йога, но ситуацию вряд ли можно назвать благоприятной. Народ — книжек почитал, что-то увидел, недослушал, появился к одному, появился ко второму, с кем-то пообщался и все – уже мастер. Со всеми вытекающими последствиями.

Но йога сама по себе явление гениальное. Фишка заключается в правильном способе применения этого инструмента в наших условиях. Во-первых, нужно индивидуализировать практику, потому что люди и их условия очень разные. Я долго не мог понять, как это сделать. А потом начал искать способ добраться до первичной информационной матрицы. Там самое главное – суметь снять информацию, причем снять ее в как можно более простом виде. По принципу: да, нет; плюс, минус, ноль. И потом мне в голову стукнуло, что рамка очень хороший инструмент для этого, действительно рабочий. Я посмотрел литературу. Сначала все, что было по биолокации на Петровке, потом еще кое-что, а потом мне в руки попала книга Джорджа Гариштайна. Это ученый-физик много лет проработавший в академической науке, впоследствии сотрудничавший с НАСА по обеспечению безопасности полетов на сверхзвуковых истребителях.Плюс ракетостроение, космическое приборостроение и тому подобное. То есть человек без понтов, настроенный критически.И тут он пишет книжку об основных устройствах биолокации: пирамиде, рамке, маятнике, машине Иеронима (элементарная электронная схема, которая используется для определения процентного содержания минералов в породе). Он описывает принципы применения каждого инструмента, пишет, что с точки зрения наших знаний о вселенной они работать не должны, но все равно работают. Есть такие-то гипотезы, проведены такие-то эксперименты с соответствующей статистикой. В общем, без балды. Такое изложение мне понравилось. Эта книга меня убедила, что можно пробовать. Сугубо инженерный подход. Он пишет о том, что, если бы он был чисто академическим ученым, то остался бы на стадии «докопаться почему?»,но в прикладной наукемного раз применяли разработки, толком не зная, почему они работают. Но если получалась верифицируемая повторяемость результата, доказывающая, что система работает — ее применяли. Впоследствии могло находиться объяснение, но это было уже потом. В таких областях как индустриализация космоса по-другому невозможно.

Я начал с себя. Внимательно себя проанализировав, я составил индивидуальную программу. Потом было совпадение, которое убедило меня окончательно. Я, с помощью маятника вычислил, что мне не нужно делать упражнения из серии випарита-карани-мудра, где поясница поддерживается руками. Причем поддержка под таз – нормально, а под позвоночник – нельзя. Потом прихожу как-то к Инне Петровне, она смотрит мне спину и говорит: «Слушай, да у тебя тут был перелом». Я ей: «Не было никакого перелома». Она: «Не надо мне рассказывать. В таком-то возрасте у тебя была такая травма, которая вызвала такие-то ощущения в течение года». Действительно, я падал с лестницы с очень сильным прогибом назад рывком, после чегополгода еле ходил, а потом еще полгода были сильные боли. Она объяснила, что диски были деформированы, тела позвонков тоже, но спинномозговой канал остался цел, поэтому ходить я не перестал. Но из-за этой деформации три позвонка сместились вперед. Вылечить она это не может, слишком старая травма, все уже заросло, но порекомендовала не делать определенные нагрузки соответствующие… все той же випарита-карани-мудре! Притом, что эти асаны очень сильные и в системе занимают достойное место, мне от них следует отказаться. Эта история послужила индикатором того, что метод работает.

Я когда-то экспериментировал с маятником, но метод показался мне довольно энергоемким.

Да, он подъедает. Дело в том, что его движение связано с током, только с каким я не понял. Не электрический ток явно. Он идет по нитке и взаимодействует снашим полем. Генерируется это поле на уровне солнечного сплетения. Если ты вышел на ячейку, указав правильный адрес, то есть, правильно сформулировал запрос, ты получаешь ответ, который меняет твое поле. И это требует энергии. Никуда не денешься.

А другие способы такие, как мускул-тест, не пробовал использовать?

Я человек ленивый. От добра добра не ищут. Пока маятник работает — хорошо, конкретно перестанет работать – буду думать.

Со временем я пришел к систематизации общего материала. Довольно много времени ушло на формулировку правильных запросов. Пришлось, конечно, повозится, но в итоге получилась интересная система входа в практику, которая оказалась не очень сильно похожа на то, что обычно у нас делается.Получилась, можно сказать без моего участия. Я просто направлял поток вопросов. Это грамотно организованная последовательность освоения. К тому времени, когда человеку предлагается исполнить некий трюк, его мышечно-сухожильный корсет и общее состояниепозволяют ему сделать это без особых усилий и уж тем более без осложнений. Каждая следующая стадия развития этой системы предполагает введение в практику элементов на базе уже основательной подготовленности организма к их исполнению. Вплоть до того, что стойка на руках осваивается значительно раньше, чем стойка на голове.

Речь, я так понимаю, идет об ЭТО? (Так называется последняя тренировочная система Сидерского). Почему ЭТО?

Очередную йогу выплодить – это кому-то надо? Когда мы с питерцами в Дахабе общались, они говорили – ну это, это самое. Так и оставили.

В адвайта-веданте термины ЭТО и ТО используется для обозначениянедвойственности восприятия и чистого неомраченного сознания, неуловимого, но являющегося всепроникающей основой мира.

Я не знал об этом. Но, хочешь прикол. После всей этой фигни, когда я пытался сообразить, что же сдохло, то я понял … что сдох Сидерский. Потому что название Андрей Сидерский уже не соответствует ни чему. А когда я начал думать, как же мне теперь назваться (даже паспорт собирался поменять), то оказалось, что … никак назвать это просто нереально. Так пришлось и оставить, а что делать. То, что мы называем именем – это личность. А когда она сдохла…? То, что на самом деле есть Я, к личности имеет отношение лишь постольку, поскольку использует ее как дельфирующую зону между собой и исполнительными инструментами. Когда эта дельфирующая зона проваливается и подключка происходит непосредственно к исполнительным инструментам, весь тот комплекс качеств и свойств, который назывался личностью, исчезает, и название больше не имеет смысла.

Мне кажется, чтопосле такого интервью у некоторых людей может пропасть желание заниматься йогой.

Ты знаешь, я считаю, что если человеку перехотелось заниматься йогой, то ему крупно повезло. Потому как лишняя попсовость явлению только вредит. Когда человек начинает заниматься, потому что это модно, могут возникнуть нюансы. С другой стороны раз веление времени такое, значит, что-то в этом есть. Бывают пики и спады интереса, но всегда найдутся такие, которым это зачем-то нужно.Но если можно не заниматься, лучше конечно не заниматься.

P.S. Подробнее об
Андрее Сидерском читайте в разделе
Мастера.