История Любви и Исцеления

0
43

Беседа с Татьяной Владимировной Романовой и Валерием Николаевичем Чивировым.

В книге Сергея Анатольевича Соболенко «Рецепт от безумия» описан случай исцеления женщины от рассеянного склероза. Многие думают, что это вымысел. Но волею судьбы, мне случилось встретиться с героиней книги и ее мужем. Они согласились рассказать свою историю.

Когда и как вы узнали о своем диагнозе?

Татьяна Владимировна

Диагноз «рассеянный склероз» мне поставили в 1987 году. До этого времени в течение нескольких лет я испытывала частые головокружения, слабость и обмороки, но врачи говорили мне, что это вегетососудистая дистония. В то время я работала в химической лаборатории завода «Артем». В Советском Союзе все химлаборатории были формированиями Гражданской Обороны. После аварии на Чернобыльской АЭС каждый завод по очереди отправлял на КП «Гостомель» дежурить дозиметристов, которые проверяли весь автотранспорт, направлявшийся из Чернобыля и в Чернобыль. Наш завод был единственным, который направил туда двух женщин. Одной из них была я. Со второй женщиной мы продолжаем общаться до сих пор, она тоже стала инвалидом.

Ровно через год 13 марта рано утром я встала с постели – и тут же упала. Вначале я подумала, что отлежала ногу. Но когда уколола ногу иголкой до крови, то не почувствовала боли. В поликлинике вначале мне поставили диагноз «воспаление берцового нерва». Но через две недели уколов улучшения не наступило. Меня положили в больницу, и через полтора месяца консультант сказал мне, что у меня рассеянный склероз. Я не поверила, но этот диагноз подтвердили несколько разных врачей. Когда я приехала на консультацию в республиканский центр рассеянного склероза (я уже понимала, что у меня за болезнь и старалась держать себя в руках), врач встретила меня словами: «А что это вы улыбаетесь? Вы знаете, что у вас подозревают?»

И началось: чтение медицинской литературы, поиск любой информации, но утешительного было мало – не лечится нигде в мире. Слава Богу, мне попался очень хороший врач, заведующая больницей завода «Артем», которая сказала мне: «Мы можем только поддерживать, но не знаю как долго. Надо искать выход в нетрадиционной медицине».

Большое счастье, что врачи, поскольку сразу не определились с диагнозом, не назначили мне гормональные средства. А когда уже опомнились, в них уже не было смысла.

Потом я познакомилась с моим будущим мужем – Валерием Николаевичем. Понимая свою ситуацию, я до последнего упиралась в вопросе замужества.Даже отвела его к заведующей больницей, чтобы она объяснила ему, что нас может ждать в будущем. Она не стала ничего утаивать, но мягко и тактично благословила наш брак. Я вышла замуж. Болезнь прогрессировала очень быстро. Я хотела просто продлить больничный, а в итоге в 25 лет получила третью, а потом вторую группу инвалидности.Несмотря на все это я забеременела, и мне стало лучше. Более того, я решила, что выкарабкаюсь, несмотря ни на что. В принципе я могла бы тогда отказаться от трости, но меня останавливал страх (бывало, что идешь, не успеваешь ничего сообразить …и уже лежишь на земле), поэтому я рекомендую не брать в руки трость до последнего, потом отказаться гораздо труднее. Также у меня развился парез руки и ноги, я их не чувствовала совсем и они висели плетью.

А как вы познакомились с Сергеем Анатольевичем Соболенко?

Татьяна Владимировна

Получилось так, что моего мужа, как офицера запаса, призвали на два месяца в армию для получения очередного воинского звания под Полтаву (у меня был уже восьмой месяц беременности). Там он познакомился с молодым человеком, увлеченным восточными единоборствами. Когда он услышал от мужа о моей проблеме, то сказал, что в Днепропетровске есть человек, который может помочь. Точных координат он не дал, только имя и отчество: Сергей Анатольевич. Еще сказал, что его хорошо знают в Днепропетровском Университете Ушу.

Валерий Николаевич

То, что я тогда сделал, до сих пор не укладывается в моей голове. Вначале я пытался отпроситься у командования. Очень сильно просился, объяснял, что жена смертельно больна и к тому же в положении, но меня не отпустили. Тогда я принял волевое решение уйти в самоволку на выходные. Ребята прикрывали меня как могли. Я уехал из части в пятницу, из Полтавы попал в Днепропетровск, нашел Сергея Анатольевича. Он сказал, чтобы в субботу мы с женой приехали в Черкассы к его другу, где он будет смотреть другого больного. Я поехал в Смелу за машиной, затем из Смелы на машине за Таней в Киев. В субботу мы встретились с Сергеем Анатольевичем в Черкассах. После этого я отвез Таню обратно в Киев, затем оставил машину в Смеле и в понедельник утром вернулся в Полтаву. И это притом, что у меня на ноге был такой фурункул, что я еле-еле влезал в брюки.

Татьяна Владимировна

Мы встретились Сергеем Анатольевичем у его друга в Черкассах. До нас он принимал больного, которого выписали из больницы с диагнозом – рак крови. Признаюсь, к тому времени я не верила уже ни во что. Болезнь прогрессировала очень быстро, и врачи говорили, что с такими темпами у меня есть года два, не больше.Но Валера меня взял в охапку и повез.

Валерий Николаевич

Во время беременности произошла ремиссия, и Таня могла ходить с палочкой. На восьмой месяц беременности в Институте педиатрии и гинекологии сказали: «99,9 % что после родов она уже не встанет».

Татьяна Владимировна

Когда я на четвертом месяце пришла становиться на учет, мне вообще заявили: «Ты специально пришла так поздно, чтобы тебя не заставили сделать аборт». На что я ответила: «Я буду рожать в любом случае, по наследственности моя болезнь не передается». Мне дали предписание – только кесарево сечение.

Когда мы встретили Сергея Анатольевича, он сначала очень крепко выругал нас, что мы решили забеременеть до встречи с ним. В то время он брался за лечение только в тех случаях, когда медицина оказалась бессильна, только подтвержденных отказников. Как он потом объяснял, человек, которому надо выжить, будет грызть камни и есть дерьмо, точно делая все то, о чем он говорит. А другие, с небольшими проблемами, будут нарушать предписанный им режим, сами того не осознавая.

Учитывая мой срок беременности, он ограничился тем, что дал мне сбор трав, чтобы пропить до родов и расписалмне правильное питание. За две недели до родов я легла на сохранение, и, когда мне сделали анализы, то все были в шоке: показатели были, как у космонавта. Врачи тогда не верили своим глазам.

Сергей Анатольевич сказал, что я могу рожать сама или делать кесарево, в любом случае он меня вытянет. Я написала расписку, что отказываюсь от кесарева.Мне повезло с группой акушеров, и я родила сама. Ребенок родился 4,5 кг и 56 см.

Хотя Сергей Анатольевич сказал мне приехать к нему после родов, я смогла приехать только через восемь месяцев. Во-первых, после родов я лежала пластом, во-вторых, для меня было важно кормить ребенка грудью без прерывания.

В следующий раз мы поехали к Сергею Анатольевичу не зная, застанем его или нет, так как телефона у него не было. Но он принял нас, дал травы и расписал питание. Честно говоря, даже тогда я не верила. Я жила в состоянии патологической усталости, меня хватало только на то, чтобы покормить и немного погладить ребенка. Я до сих пор вспоминаю то состояние с ужасом.

Признаюсь, если бы ответственность за прием трав и питание лежала на мне, я бы этого не делала. А так как я была лежачей, то мне приходилось кушать и пить только то, что мне давали. За это огромное спасибо моему мужу и маме. Мобильных телефонов тогда не было, связаться и спросить о чем-то было невозможно, поэтому, если возникало хоть малейшее сомнение в продукте, мы от него отказывались.

Когда я все-таки приехала к Сергею Анатольевичу спустя восемь месяцев после родов он начал чистить меня травами. Затем я приехала к нему после первой чистки, длившейся больше месяца, но он сказал, что я не почистилась и все еще очень зашлакована. Мне пришлось повторить эту чистку три раза. За два года я не взяла в рот даже капли воды, только зеленый чай и травы. Во время первой чистки наблюдалось сильное ухудшение. Если бы я была сама, то, наверное, бросила бы, но муж с мамой мне этого не позволили сделать и через полгода состояние начало улучшаться.

Валерий Николаевич

Процесс шел медленно. Вначале Таня вообще не вставала. Через полгода взяла две палки. Еще год – одна палка и стенка. Потом года полтора-два с одной палкой. Ну а сейчас, как вы видите – бегает на каблуках!

Татьяна Владимировна

Через два года лечения я чувствовала себя нормально, и Сергей Анатольевич разрешил мне нарушать питание один день в две недели.

Валерий Николаевич

Меня отправилив командировку в Днепропетровск, и так получилось, что нас поселили в соседнем подъезде с Сергеем Анатольевичем. Мы стали вхожи в дом. Сергей Анатольевич – интереснейший человек, его можно слушать раскрыв рот часами. Он тщательно объяснял нам восстановительные процессы, и лечил Таню своей энергетикой.За это время мы часто становились свидетелями удивительных способностей Мастера. В свое время я довольно серьезно занимался боксом, входил в сборную Украины и за всю спортивную карьеру меня никто не сбивал с ног. Однажды я попросил Сергея Анатольевича показать свою силу на мне. Он поставил меня посреди комнаты, сделал какие-то движения и «ударил» меня, остановив руку сантиметров за 20 до живота.Он меня даже не коснулся, но я отлетел на стену. Еще минут пятнадцать я пребывал в непередаваемо разбитом состоянии: мозги отдельно, дыхание отдельно, сердце отдельно.

Как-то я зашел к Сергею Анатольевичу, а он сидит с насморком, сопли бегут ручьем. Я начал смеяться: «Как же это вы лечите людей от смертельных болезней, а сами насморк победить не можете?» Он мне отвечает: «Да просто на себя времени нет. Надо уделить себе 15 минут — позаниматься и все пройдет». Я попросил его показать, как он это сделает, и он согласился. Обычно люди, которые хотят избавиться от простуды, сбивают температуру, что в корне неправильно. Сергей Анатольевич пошел по другому пути. Он начал делать упражнения и через пять минут я почувствовал идущее от него тепло, хотя сидел в полутора метрах. Еще через минут пять-десять его начало сильно морозить, так что зубы стучали. Жена завернула его в плед, и через пятнадцать минут Сергей Анатольевич был как новая копейка – ни насморка, ни температуры.

Нам повезло, что мы попали к Сергею Анатольевичу в то время. Тогда он был открыт к общению (сейчас он мало кого принимает) и лечил практически бесплатно.

Как-то вы обмолвились, что через пять лет после начала лечения у вас случилось ухудшение. С чем это было связано?

Татьяна Владимировна

Большое значение в методике С. А. Соболенко играет правильное питание. Он расписывает его для пациента до мельчайших подробностей, и объясняет, что без соблюдения такого питания, результата не будет. Когда я достигла стабильного состояния, Сергей Анатольевич разрешил мне делать срыв питания (есть все что хочется) один раз в две недели. Потом я сама себе разрешила делать срыв раз в неделю, затем два раза в неделю, а еще через какое-то время стала питаться, как все. И через пять лет я вдруг вновь ощутила симптомы, о которых уже забыла. Они появились в легкой форме, но, помня пережитое, я очень испугалась и вновь поехала к Сергею Анатольевичу. Он встретил меня словами: «Ну что, жрешь, как свинья, все подряд?» Потом спросил, есть ли чувствительность в ноге. Когда я ответила, что чувствительность есть, он без предупреждения уколол меня булавкой в ногу, и оказалось, что я ничего не чувствую. Удивительно — просто разговаривая со мной, он увидел полную картину моего состояния. В тот день он сказал, что помогает мне в последний раз. И тогда я поняла, что если я хочу выздороветь, мне необходимо полностью ему поверить, и делать в точности то, о чем он говорит.С тех пор многие люди пытались критиковать и эту систему и самого Сергея Анатольевича, но для меня лучшим доказательством является мой результат. По заявлениям врачей меня давно не должно было быть, но моему ребенку уже 16 лет, я вожу машину, хожу на каблуках и занимаюсь бизнесом.

Кстати сказать, в тот раз мне пришлось пройти сухой пятидневный голод. Я до сих пор помню тот момент, когда мне пришло время сделать первый глоток.

Валерий Николаевич

У меня была язва на месте входа двенадцатиперстной кишки в желудок, и из-за постоянных сокращений она никак не заживала. До этого я пытался лечиться у медиков, но ничего не помогало. Благодаря регулярному приему натощак зеленого чая с морской солью я избавился от крепко мучившей меня язвы. Так же до тридцати лет у меня был фурункулез. Никакими медицинскими средствами я не мог от него избавиться, до тех пор, пока не попробовал на себе методику Сергея Анатольевича.

Знаете ли вы еще кого-то, вылечившегося благодаря Соболенко?

Нашу знакомую он вылечил от рака матки.

Что вы можете посоветовать людям, столкнувшимся со сложным заболеванием?

Самое главное – верить.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяМастера
Следующая статьяИнтервью с Голтисом

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ