Интервью с Вячеславом Смирновым

0
435
Интервью

Вячеслав Смирнов — военный врач-терапевт, рефлексотерапевт, магистр медицины, сертифицированный инструктор Международной Федерации Йоги, чемпион мира по йога-спорту 2004 года, общий стаж преподавания йоги и цигун более 12 лет.

Я слышал, что заниматься йогой тебя побудили серьезные травмы, полученные в процессе занятий боевыми искусствами. Можешь рассказать об этом поподробнее?

Детский период моей жизни был очень болезненный. Я чуть не лишился ноги и мог получить инвалидность. Было огромное количество неприятностей с внутренними органами… Потом моя семья попала в Монголию и там, в силу того, что местные жители относились к русским очень плохо (тогда как раз выводили советский контингент), я начал заниматься боевыми искусствами. Во времена советского спорта, каратэ – это было каратэ. Никто не знал ни о каких стилях, только некоторые догадывались о том, что правильнее говорить каратэ-до. Все просто тренировались. Наши инструктора, которые служили во Вьетнаме, Корее привыкли к такому подходу, что если бой – так обязательно в кирзовых сапогах и до крови, а если тренировка, то до такого состояния, чтоб лечь и не встать. Эти запредельные для четырнадцатилетнего подростка нагрузки очень быстро дали о себе знать. Например, мы подолгу упражнялись в низких переходах из стойки в стойку с партнером на плечах, который как минимум твоего же веса. К моему возвращению на Украину я пришел к тому, что у меня был очень сильный треск, сопровождающийся болью и ограничением подвижности, в обоих тазобедренных суставах; в нескольких местах серьезные неприятности с позвоночником (середина грудного отдела и пояснично-крестцовый переход); поврежден лучезапястный и локтевой сустав. И потом чуть позже, продолжая заниматься (о технике безопасности и правильной подготовке тогда никто не слышал), я порвал сухожилия на левой ноге над бедром. Это был разрыв сухожилия с отрывом кости с кровоизлиянием в коленный сустав. Доктор, откачивая кровь из сустава, как бы между делом мне сказал: «Ну что, молодой человек, колено у вас гнуться не будет, но ходить вы будете, так что все хорошо». Несколько месяцев я провел в гипсе, передвигаясь на костылях. После этого ногу разрабатывал долго – это было очень неприятно и мучительно. Мышцы бедра атрофировались, потому что колено не могло нести никакой нагрузки. В результате левое бедро стало тоньше правого в два раза. Любое похолодание ниже плюс десяти становилось катастрофой – колено начинало дико болеть и любая нерациональная нагрузка, типа подъема по лестнице с поочередным переставлением ног, вызывала тот же эффект, что и похолодание. При этом я продолжал тренироваться. Занимался всем, чем мог, чтобы восстановится. Особенно упорно я учился тайцзи, что сильно помогло, но проблему не решило.

Шесть лет я пытался восстановиться. С тазобедренными суставами ситуация все ухудшалась. На тот момент я просто не знал, что есть такое заболевание, как артроз (не распознанное у меня сразу), которое часто возникает из-за избыточных нагрузок. Подобная проблема существует у 90% людей: незначительная дисплазия тазобедренных суставов. Дисплазия – это небольшое несоответствие суставных поверхностей друг другу с возможным смещением головки бедренной кости в тазобедренном суставе. В результате тазовое кольцо перекошено, это в свою очередь перекашивает крестец, возникают проблемы в позвоночнике и как следствие — сколиоз, и тут уже любая нагрузка, считающаяся нормальной для здорового человека, становится разрушающей.

Позвоночник разрушается, нервные окончания блокируются и начинают сыпаться внутренние органы, что случилось и со мной. Когда в итоге человек решает лечить внутренние органы, то это растягивается на длительный период и часто не дает никаких результатов, потому что, как я уже объяснил, источник проблемы находится совсем в другом месте. Чаще всего артроз является неизлечимой проблемой и, как правило, заканчивается в перспективе искусственными суставами. Есть лишь единичные случаи, когда человеку удавалось полностью вылечиться от артроза с уже выраженными изменениями.

В какой-то момент я понял, что происходит что-то не то. Я перестал понимать, почему говорят «боевое искусство», ведь реальный боевой опыт лишь отдаленно связан с тем, чему учат в зале. Я на тот момент занимался таеквон-до, выступал на соревнованиях, имел пояса. Был такой примечательный эпизод, когда 10 наших лучших спортсменов из зала, ребята с черными поясами, выступали на показательных боях против боксеров. Из 10 поединков наши ребята выиграли только один, да и тот случайно. Это по поводу боевого.

Также я не понимал, почему «искусство»: где там зашито потенциальное духовное развитие? Я слышал лишь мифы и абстракции по этому поводу. Хотя люди, которые нас учили, рассказывали много красивых баек.

В общем, я это дело для себя закрыл и сосредоточился на тайцзи и цигун. У меня был знакомый – потрясающий человек, которому я, наверное, обязан всем в своей жизни. Если бы не он, то я бы до сих пор долбился лбом в стену, как подавляющее большинство. Делал бы какие-то упражнения, асаны, пранаямы, но это было бы чисто механически. Этот человек показал, как в это все вдыхается жизнь. Благодаря ему я начал искать свой индивидуальный путь к восстановлению. Хотелось остаться по возможности живым, а как максимум здоровым. Через какое-то время я познакомился с йогой и понял, что более грамотной и физиологически оправданной (я тогда уже учился в медицинском институте) системы трудно себе представить. И с точки зрения своего понимания анатомии, физиологии, биомеханики и просто логичного рассуждения, я начал думать, как это применить. Параллельно читал книги по психологии, психоанализу, телесно-ориентированной психотерапии и пытался связать все это вместе. Начал думать, как оптимизировать практику, искал свои варианты, зачастую отталкиваясь от своих неприятностей и травм, которые я зарабатывал. Потому что, опять же, тогда было одно высокое понятие йога … кундалини … самадхи …, в русле чего было получено огромное количество травм по собственной дурости. Например, ломать себе ребра в мостах – этим могут похвастаться далеко не все: я такое делал себе три раза. После этого было о чем задуматься. Эти травмы заставили меня обратить внимание на свои тонкие ощущения. Я понял, что мой опыт отличается от переживаний описанных в книгах. Но благодаря внимательному наблюдению за своими тонкими ощущениями и правильно сделанным выводам я смог буквально за считанные дни убрать те травмы, с которыми не мог справиться на протяжении многих месяцев.

Можешь более конкретно объяснить, что ты называешь «тонкими ощущениями», потому что я знаю, что это больная тема для многих практикующих.

Опишу это на примере одного яркого эпизода, который послужил отправной точкой в моем восстановительном опыте. Однажды я участвовал в показательных выступлениях, выполняя нечто среднее между стандартными последовательностями базовых форм тайцзи и спонтанными движениями. В апогее этой формы был удар ногой об землю с мощным всплеском, нужно было создать восходящий импульс. Сделав это, я почувствовал, что импульс по костям правой ноги уходит куда-то в землю. Ощущение сопровождалось неприятным дребезжанием. Но на фоне сценического адреналина ничего особо деструктивного я не почувствовал. Я ушел со сцены своими ногами, но когда начался процесс награждения, на сцену поднялся уже с трудом, а из зала в конце мероприятия вообще еле вышел. На ногу наступать стало невозможно, что впоследствии оказалось конкретной трещиной пяточной кости. В общем, кости были не готовы к таким радикальным нагрузкам, и мой скелет меня не понял. Я долго пытался решить эту проблему покоем, компрессами, бинтованием. Но все это не особо помогало, потому что по-хорошему нужно было лечь и вылежать несколько недель. А у меня такой возможности не было. Болело долго: месяца три без особых улучшений. Однако я заметил такую особенность: когда я становлюсь на коврик (занятия я все равно продолжал проводить), то стоять, даже распределяя вес на две ноги больно. Но после первых вдохов и выдохов, с появлением в теле нормальной плотности правильного занятия боль проходит. Правда после тренировки эта плотность куда-то исчезала. Если до этого момента энергии полученной от тренировки мне хватало как минимум на сутки, то после этого случая максимум часа на два. Я начал искать место, откуда уходит энергия, даже не энергия как нечто эзотеричное, а самая обыкновенная насыщенная живая плотность в теле, и по ощущениям нашел, что она уходит из ноги. Я просто лег, расслабился и почувствовал – вот оно уходит отсюда! Это расслабление дало мне намного больше, чем многочасовые проливания пота на коврике. Потом я начал искать способ, как же эту дырку заделать.

Да, расслабление — это драгоценность, которую каждый находит в свое время и своим способом. Некоторым приходится напрягаться годами, чтобы понять, что ответ скрывался в расслаблении.

Виктору Ван Кутену для этого понадобилось пролежать парализованным с переломанным позвоночником несколько месяцев. Есть такое хорошее слово – попуститься. Не бить головой одну и ту же стенку, которая не проламывается, а просто отойти немного в сторону и посмотреть где тут дверь и затем спокойно в нее войти… или выйти…

Я попросил рассказать тебя эту историю, потому что на занятиях по йоге рекомендуют прислушиваться к внутренним ощущениям, но не всем понятно, что имеется в виду. А на твоем примере мы видим, что это не что-то такое абстрактно-мистическое, а вполне реальный практический опыт. Как же ты решил проблему с ногой?

Закончилось все очень быстро. Я нашел это место и чисто интуитивно попытался «заделать эту дырку». Чувствую – сифонит, пытаюсь мысленно перекрыть этот отток, создавая в проблемном месте зону максимальной плотности. Мне понадобилось всего два дня, чтобы нога перестала болеть. То есть вечером второго дня я понял, что мне ничего не мешает ходить.

Еще через какое-то время я заметил, что у меня не болят больше бедра. Но это было уже тогда, когда я хорошо отзанимался йогой и отпустил этот обязательный этап, что тренироваться каждый день – это железобетонное правило. Причем два раза в день и по три часа и чем круче завернуться, тем лучше. Сейчас подобные проблемы заняли бы у меня гораздо меньше времени для их решения. Большую роль сыграло то, что я не замыкался на одной йоге. Я сразу начал подозревать, что не в асанах там дело, а все намного интереснее. Общение с мастерами цигун привело меня к полезным выводам. Многие себя сами тормозят… хотя, может, этого и не стоит говорить…